О ситуации вокруг рынка «Селена»

Image

Когда проходишь мимо магазина «Кувырок», душа наполняется радостью. Видишь красивые витрины, ухоженные зеленые газоны, возле каждого входа урны. Везде чистота и порядок. Проходишь чуть дальше и оказываешься как будто в другом мире, далеком от описанной выше идиллии. Рядом с магазином расположен рынок «Селена», который, похоже, власти города списали. А вместе с ним списали и всех его работников, а также тех, чьи интересы они и обеспечивают. То есть, нас с вами. Оно и понятно, ведь «Кувырок» - собственность семьи Боженовых, чьи интересы, видимо, важнее интересов общества. На прошлой неделе власть попыталась силовым путем выжить предпринимателей с рынка, огородить их бетонной стеной, загнать в гетто. И получила достойный отпор. Простые женщины, бросив свои рабочие места, не побоявшись милиции, встали стеной (живой, а не бетонной) на пути подъехавшего «КамАЗа».

 

На наши вопросы отвечает Мария Кочетова, генеральный директор ООО «Союз предпринимателей», активный участник акции гражданского неповиновения, стихийно состоявшейся 21 июля.

 

- Почему вы выступили против возведения бетонного забора?

- Дело в том, что нам просто перекрывают кислород. Мэрия всё так делает. В центре города были ларьки. Что они сделали? Они их огородили забором. Люди к ним не пошли: кому охота ради пачки сигарет за забор пролезать. Со временем предприниматели разорились. Так же будет и с нами. Рынки, может и надо огораживать, но не таким же забором. Посмотрите, рынок «Юбилейный» на улице Савушкина: там поставили красивый аккуратный заборчик. А сделали это, чтобы Путину закрыть глаза. Потому что вышел закон о рынках, по которому надо приводить их в божеский вид.

- А почему же здесь у вас не придадут рынку цивилизованный вид?

- Потому что наши городские власти не хотят, чтобы здесь был рынок.

- Значит, мэрия заинтересована в ликвидации рынка?

- Конечно, мэр хочет, чтобы здесь был торговый центр, собственником которого был бы он сам. Так же, как и магазин «Кувырок», принадлежащий Ольге Боженовой.

- Как давно продолжается этот конфликт с мэрией?

- Уже три года. Мэрия проверками нас задавливала, но мы выкрутились, потому что не настолько у нас все в критическом положении. Все мы платим налоги, всю деятельность ведем законно. Они не смогли нас задавить. Тогда подали на нас в суд. Суд мы выиграли.

Все от этого беспредела в шоке, но с нашим мэром бесполезно вести переговоры. Есть резолюция Жилкина, в которой он одобрил предложенный нами проект реконструкции рынка. Мы не против строительства даже за свои деньги. Потому что мэр говорит, что у него нет денег на реконструкцию.

- Значит, вы в принципе не против возведения забора?

Image

- Нормального, красивого забора, а не такого, как на зоне. Если эта бетонная стена упадет на кого-нибудь, кто за это будет отвечать? Мэр что ли? Мэр не будет за это отвечать, будут отвечать его замы. Вот, Ходжаев, например, глава администрации Ленинского района, который сюда нагнал милицию, начальника Ленинского РОВД привлек к этому делу. Это нормально?! Слуга народа вызвал начальника Ленинского РОВД, чтобы он сгонял с рынка женщин. Вы сами видели, какие там женщины стоят: инвалиды есть, у всех семьи. Мы все тут с высшим образованием: учителя, врачи… На зарплату врача сегодня никто не сможет поднять ни сына, ни дочь. Поэтому и приходится здесь на кусок хлеба зарабатывать.

- Ликвидация рынка ударит по интересам не только продавцов, но и покупателей?

- По интересам и тех, и других. Зачем какой-нибудь бабушке ехать за картошкой на Большие Исады, если ее можно купить здесь. Трамваи он (мэр – прим. редакции) убрал, а троллейбусы сами знаете, как ходят. Так же и дачники привыкли уже торговать здесь своей продукцией. На Большие Исады не прорвешься: там и цены, и аренда совсем другие. Здесь их все устраивает. Здесь рядом Александровская больница. Так и пациенты постоянно сюда приходят: кто яблоки купит, кто персики, все необходимое, одним словом.

- А все продавцы настроены так же решительно, как те, кто встал в прошлый раз перед «КамАЗом»?

- Абсолютно все, никаких соглашателей у нас нет. Если проводится митинг, то идут все. А в прошлый раз был рабочий день, у всех разложен товар на прилавках. Поэтому кто-то пошел биться, а кто-то следил за товаром. Они же втихаря приехали.

- Однако вам удалось одержать победу.

- А нам всегда все удается. У милиции жены здесь на рынке. Хоть им и сказал начальник и приказал, но они прекрасно понимают, что мы не просто так сопротивляемся. И нас всех уже давно знают.

- А мэрия вообще ни на какие уступки не идет?

- Нет. Жилкин еще шел на уступки, но, так как земля городская, он на мэра не может никак повлиять.

- Значит, реальный интерес у кого-то в этом деле?

- Конечно. Это единственный участок, наверное, в городе, который еще не купили. И то, потому что мы как-то сопротивляемся. Мы хотели и с обременением. Пусть будет собственник, а мы - как бы его приданое. Но связываться никто не хочет. Мы были согласны на любой вариант.

- Ну вот, вам удалось воспрепятствовать установлению стены. А перспективы какие? Вас так и будут давить?

- Будут давить, мы будем сопротивляться. Мы ждем 450-летия, может кто-нибудь услышит нас.

- Мне кажется, чем ближе 450–летие, тем жестче на вас будут давить.

- А что нам делать? Мы головой бьемся о бетонную стену, чтобы записаться на прием к мэру. Но, по-моему, легче к Путину попасть, чем к нашему мэру. Вы спросите, кто вообще был когда-нибудь у мэра? Москва да Питер, когда землю приезжали скупать. А коренные астраханцы у мэра не были никогда.

- Получается можно только вот так, живой стеной, противостоять административному давлению?

- Получается так. Иначе нас никто услышит.

- Намерены сопротивляться до конца?

- А куда нам деваться? Или остаться голодными, или сопротивляться. Каждый предприниматель здесь может рассчитывать только на себя. Если он завтра лишится работы здесь, то куда он пойдет? Кто ему даст работу? Мэр что ли? Так что, отступать нам некуда.

 

Беседовал Дмитрий Писарев