К нам в редакцию обратился Максимов Павел Степанович, ставший очередной жертвой бюрократической волокиты и выброшенный властью на обочину жизни. Павел Степанович - инвалид войны, на фронте с 1944 г. Служил в разведке. В феврале 45-го в боях под Вислой получил ранение, совсем немного не дошел до Берлина. И в наше время получает он регулярно поздравления с Днем Победы и от Президента, и от губернатора, да такие, что слезы счастья при чтении наворачиваются.

Image

И вот оказалось, что ветеран он ненастоящий. Не встал на учет в органах социальной защиты до 1 января 2005 года, значит – ненастоящий. И права на автомобиль лишаешься, и компенсацию в 100 тыс. рублей не получишь. Потому что после указанной даты те инвалиды, которые не были поставлены на учет в органах социальной защиты, права на обеспечение автотранспортом лишились. И все вроде по закону, но совсем не по справедливости. Ну не может человек уследить за всеми изменениями российского законодательства. Да в советское время и не пришло бы никому в голову, что когда-нибудь придется доказывать, что ты ветеран настоящий и право имеешь.

«Обращался я во ВТЭК два раза, еще до 2005 г., - говорит Павел Степанович. - И мне там сказали: 50% будешь платить, тебе выпишу. Я распсиховался и ушел. Второй раз пришел, и мне врач говорит: «Когда у тебя нога будет черная, тогда посмотрим!» Все мои документы здесь: военный билет, ветеранское удостоверение, ранения все прописаны, а я никому не нужен стал!»

«За что же меня награждали?» – спрашивает ветеран, показывая пиджак с орденами и медалями. – Я что купил все эти награды? И что мне делать? Голодовку объявить? Или с собой что-нибудь сотворить? А потом пусть проверяют документы и думают, как это допустили. И награды возьму и выкину, если даже закон против меня. Зачем они мне нужны? Тогда и пенсию заберите, раз я не достоин. За что мне такую пенсию дают, если я не инвалид и не участник?»

Не поймет никак Павел Степанович, что такое сухое равнодушие со стороны властей вообще возможно. И думает, что в его случае произошла досадная ошибка. Не может поверить, что все это – результат сознательной политики властей. Собирается писать президенту Медведеву, не понимая, что получит в лучшем случае сухую отписку из канцелярии: сочувствуем, мол, но ничем помочь не можем. Да и областной Совет ветеранов не приглашает ни на какие мероприятия и поддержки не оказывает. Вспоминает ветеран свое фронтовое прошлое, а видит вокруг себя новых врагов, не менее циничных и более изощренных. «Да был бы этот паразит на фронте, я бы его застрелил, – гневается Павел Степанович на автора сухого ответа из органов социальной защиты. - Все кричат о погибших и слезы льют. Да если бы они встали сейчас из могил да посмотрели на то, что происходит, что все льготы отняли и ни на что права нет, ужаснулись бы! Спросили бы: за что же нас убивали-то?! Вот она – кадетская власть!»

И нет сил уже бороться – здоровье не то. И рассчитывать не на что, если закон против. Заслуженный ветеран оказался никому не нужен. А ведь осталось их у нас совсем немного.

Михаил Кошевой